В понедельник моя тренировка по теннису заканчивается в половину одиннадцатого

​​В понедельник моя тренировка по теннису заканчивается в половину одиннадцатого. По шанхайским меркам это почти ночь. Нужно ловить последний поезд метро. Периодически это получается провернуть, иногда — корт увлекает и домой приходится ехать на диди (китайском убере). Вчера был удачный день — успел тютелька в тютельку. Подобных удачников был целый вагон — мест нет, пришлось подбодрить себя последним альбомом Пола Маккартни “Egypt Station”. Хорошая возможность исподтишка взглянуть на цвет нации — шанхайских работяг. Все примерно в том же формате, что и я — уперлись глазами в смартфоны с затычками в ушах. Обратил внимание — у другой двери вагона парень читает книгу. Единственный на весь поезд герой. В Питере я тоже бывало проезжал Гостинку, увлекшись текстом, но Китай меняет привычки. Напялить наушники в общественном транспорте – это теперь железно отработанная практика. Аудиокниги и подкасты заменили текст. Сосредоточиться на чтении здесь почти невозможно, шумовое загрязнение пробивает потолок: кто-то буйно базарит по телефону, кто-то смотрит кино на полную мощность. Все почти как в эпизоде «451 градуса по Фаренгейту», в котором главного героя сбивает с толку галдящая реклама в метро. Жизнь в другой стране неслабо меняет привычки. Привычки формируют характер. Особенно жизнь в такой непохожей ни на что стране, как Китай. Я перестал читать книги в метро, больше времени провожу в четырех стенах, матерюсь по-русски вслух, когда какой-нибудь олух подрезает на дороге. Нет худа без добра — отсеялись плохие привычки и сформировались новые. Я перестал утоплять свой пищевод в кофе (хороший кофе в Китае — редкая или дорогостоящая находка). Отказался от красного мяса (про это отдельная история потом). Стал чаще готовить дома и вообще питаться с умом (попробовали бы вы мой карри). Начал серьезно следить за финансами, более обдуманно совершать покупки и сберегать (как гастарбайтеру — пенсия мне грозит). Я завязал с пролистыванием френдленты в соцсетях — блокировка онлайн-даров европейской цивилизации оказала медвежью услугу. Есть привычки, о качестве которых было бы сложно судить — мой бумажник почти всегда лежит дома (в Застенье повсеместно принимают мобильную оплату). Избегая наплыва людей, я крайне редко выбираюсь куда-либо в субботу и воскресенье. В ресторане я минут пять провожу за тем, чтобы найти самое спокойное и тихое место. А, да — отправляю заметки в канал, хотя в последнее время грешу нерегулярностью. Но вы потерпите — то ли еще будет.

Как стать студентом Кембриджа или Гарварда?

Предыдущая новость

Как я уже рассказызывал, благодаря китайскому файрволу я безнадежно отстал от жизни в социальных сетях

Следующая новость